Храм преподобного Серафима Саровского

Тверская и Кашинская епархия

По благословению митрополита
Тверского и Кашинского Саввы

28 августа Успение Пресвятой Богородицы

28 августа 2015 года в 8 часов, в праздник Успения Пресвятой Богородицы в храме преподобного Серафима Саровского была совершена Божественная Литургия.

Рядом с Волынским кладбищем, на берегу Соминки, еще полвека тому назад стояла замечательная Успенская церковь! Она была возведена в 1799-1801 годах тверскими старообрядцами над могилой юродивого Макария Гончарова, свято почитавшегося горожанами в конце XVIII века. Сохранившиеся документы свидетельствуют о мужественной борьбе православной общины
и ее фактической гибели, предваренной поспешным разрушением Успенской церкви…
    

В копии справки уполномоченного по Калининской области тов. Шантгай Б.В. на имя Председателя Совета по делам Русской православной церкви при Совете министров СССР Куроедова В.А. читаем: «Успенская православная церковь в Заволжском районе г. Калинина состоит на регистрации с 1 апреля 1942 г. В дореволюционное время это здание являлось старообрядческой церковью, когда оно перестало функционировать, неизвестно… (прим. автора – здесь с октября 1936 года до декабря 1937 года, вплоть до последнего ареста фактически совершал свое архипастырское служение священномученик Фаддей (Успенский), так как в этот период почти все городские храмы были закрыты или отняты у епархии «живоцерковниками»). Церковь на окраине города. Здание каменное, площадью 180 кв. м. Службы проводятся, как правило, пять раз в неделю, по данным единовременного учета 1961 г. максимальное количество верующих, посещающих церковь в дни религиозных праздников – 300-400 человек, в обычные дни – 30-40 человек… По своим доходам и размаху деятельности Успенская церковь в 4-5 раз меньше другой имеющейся в городе Калинине церкви – Белотроицкого кафедрального собора».

Конечно, с этим замечанием трудно не согласиться, однако, по воспоминаниям старожилов, прихожанами Успенской церкви на рубеже 50-60-х годов прошлого века были не только жители застраивавшейся Соминки, но и горожане из поселка Вагонников, с Горбатки и Ленинградского шоссе. Акт сдачи-приема храма и имущества от священника Сергия Алексеевича Ранжева (село Жидомля Скидольского района Гродненской области) священнику Василию Ивановичу Саминичу (город Молотов), датированный 26 июня 1957 года, свидетельствует: «Здание в состоянии хорошем, богослужебные сосуды в состоянии отличном, ризница в состоянии хорошем, книги в состоянии хорошем, денежных сумм всего 92366 руб., из них в госбанке 70302 руб., наличными 7600 руб., долговая записка С. Ранжева на 15000 руб.». Начиная с 1944 года в Успенской церкви довелось служить 5-ти диаконам и 17-ти священникам. Среди них – уроженец тверской земли, митрофорный протоиерей Квинтилиан Квинтилианович Вершинский, являвшийся в 1945-48 годах духовником преподобноисповедника архимандрита Сергия (Сребрянского), святые мощи которого ныне пребывают в Воскресенском кафедральном соборе.

Об условиях, в которых приходилось служить, непредвзятый читатель сделает вывод самостоятельно. Письмо от 5 июля 1962 года уполномоченному Хевронову В.И.: «Исполком Заволжского райсовета просит Вас возбудить ходатайство о снятии с регистрации настоятеля Успенской церкви и церковный совет за грубое нарушение законодательства о культах и обман работников исполкома. Настоятель церкви на дому отпевает умерших без разрешения исполкома. Церковный совет производит ремонт церкви (покраску крыши) без разрешения исполкома». Приложение – объяснительная записка священника Василия Саминича: «Секретарю О. Золиной. В ответ на Ваш запрос сообщаю, что мною отпевалась Параскева Ивановна Орлова по ул. Благоева, считаю необходимым дать следующее объяснение. Имею словесное распоряжение уполномоченного по делам Русской православной церкви по Калининской области В.И. Хевронова: священник имеет право без особого распоряжения со стороны властей отпевать покойников по приглашению родственников в их собственных домах, отпевать же покойников в коммунальных домах не разрешил. В данном случае мною совершен отпев не в коммунальном, а в собственном доме. Что же касается треб – исповеди, причастия, соборования, то на основании циркулярного распоряжения архиепископа Калининского Иннокентия от 20 мая 1961 года за №37 священник имеет право без разрешения и без уведомления органов власти совершать эти требы по приглашению верующих». Приписка Хевронова на обороте: «Священник уволен, церковный совет предупрежден 18 июля 1962 г.».

Далее начинается история буквального удушения Успенского прихода, первым документом которой является решение №18-4 исполкома Калининского горсовета депутатов трудящихся от 10 января 1963 года «О строительстве детского  комбината  в  районе  улицы  Мусоргского  в  Заволжском  районе  г. Калинина»:       

«Учитывая большую потребность в строительстве детского учреждения в районе улицы Мусоргского в Заволжском районе города Калинина, наличие здесь водопровода и канализации, проложенных в связи со строительством молокозавода и жилого квартала №127 и котельной этого квартала как источника тепла Исполнительный комитет городского совета решил

  1. Осуществить в 1963 году постройку детского комбината на 280 мест в Заволжском районе по 2 проезду Карпинского и ул. Грибоедова с использованием имеющихся коммуникаций и отопительной котельной;
  2. Считать целесообразным образовать земельный участок для детского
    комбината за счет территории, находящейся в пользовании церковью в квартале №127 с добавлением до требуемых норм из свободных земель по правому берегу ручья Соминки;
  3. Учитывая необходимость в свободном участке для детского учреждения в данном месте района, а также неоднократные ходатайства общественных
    организаций Заволжского района закрыть действующую церковь со сносом ее
    здания, не представляющего архитектурной и исторической ценности;
  4. Принимая во внимание ходатайства дирекции Вагоностроительного завода о предоставлении участка для строительства детского учреждения в данной части Заволжского района, предоставить ему участок в квартале 127-а с выполнением необходимых работ по благоустройству и сносу зданий;
  5. Поручить Райкомхозу Заволжского района передать на баланс завода здание церкви с расторжением договора пользования с церковным советом;
  6. Поручить главному архитектору города произвести отграничение земельного участка в натуре после утверждения настоящей сметы исполкомом Калининского областного Совета;
  7. Просить исполком Калининского областного Совета депутатов трудящихся  (по промышленности)  решить  вопрос  о  закрытии  церкви  по  2 пр. Карпинского и утвердить данное решение в части изъятия земельного участка и сноса здания церкви.

  Председатель Горсовета В. Соловьев Секретарь В. Финькова»

В августе 1963 года, встревоженная слухами о закрытии храма, община (так называемая «двадцатка») написала письмо Председателю Президиума Верховного Совета СССР тов. Хрущеву Н.С., где, в частности, говорится: «…Наш храм находится в середине квартала частных, недавно выстроенных домов. За оградой нашего храма и сзади него имеется большая свободная территория по берегу крошечной речки — ручья Соминки, где можно развернуть большое строительство «детского городка». Мы приветствуем строительство «детского городка», необходимого в нашем районе, но просим оставить наш храм, который не мешает строительству и удовлетворяет потребности верующих масс прихожан, из которых большинство – пожилые люди, потерявшие во время Отечественной войны мужей, сыновей, дочерей. Они находят утешение в нашем храме, а старушки не в состоянии идти в собор за дальностью расстояния и теснотой. В будние дни бывает немного народу, а потому горисполком предлагает посещать собор в будние дни, а в праздники уж не ходить, но это ущемление чувств верующих, которых тянет в храм именно в праздники, тем более, что в будние дни старушки и пожилые люди посещать храм не могут, так как они заняты дома с малыми детьми и приготовлением пищи для работающих членов семьи.

Дорогой Никита Сергеевич! Вы говорите: «Не допускать оскорбления и

ущемления чувств верующих». Итак, просим оставить наш храм. У нас в Калинине есть здания бывших церквей, например, храм «Трех Исповедников» на берегу Волги. Он считается памятником архитектуры. Против него стоит памятник Никитину. Из этого храма Никитин получил благословение на путешествие в Индию. В период посещения г. Калинина посол Индии на открытии памятника Никитину спрашивал, проводятся ли службы в этом храме, ему ответили, нет. Он был этим очень огорчен. Если участок, находящийся под нашим храмом так уж необходим, то просим перевести наш храм в храм «Трех Исповедников». Внутренний ремонт мы, верующие, сделаем сами. В настоящее время там расположен клуб моряков, но его легко можно перевести во вновь выстроенные дома по Первомайской набережной реки Волги. В 1962 году мы все средства, оставленные на ремонт храма – 5000 руб. новыми деньгами перевели в Фонд Мира и после этого ежемесячно вносим в Фонд Мира после выплаты платы духовенству остаток средств,  полученных  за

исполнение религиозных обрядов. В этом году мы внесли за полугодие 3300 руб. Горсовет не разрешает собрание двадцатки в нашем храме. На объединенном собрании в Горсовете двадцаток собора Белой Троицы и Успенской церкви верующие из двадцатки Белой Троицы выступили против соединения храмов, ввиду большого скопления верующих, тесноты и духоты, говоря, что верующих ставят в невыносимые условия. Также и мы просим не закрывать наш храм. На собрании двадцаток в Горсовете вопрос остался нерешенным. Собрание было 26 июля 1963 года. Председатель Горисполкома предложил нам «подумать» и сказал что «будем вызывать вас поодиночке». Мы считаем, что этот метод незаконен и нарушает свободу вероисповедания. Весь город говорит о предполагаемом закрытии нашего храма, а исполнительный орган религиозной общины не был оповещен об этом своевременно. Райисполком по улицам и учреждениям проводит собрания, на которых ставят и решают вопрос о закрытии церкви. Также ходят по домам и по отдельным гражданам, и заставляют их согласиться на закрытие церкви».

(Подписи церковного совета и ревизионной комиссии)

Ответа на это письмо не последовало. 24 февраля 1964 года райсовет Заволжского района города Калинина вызвал «для переговоров» членов церковного совета Успенской церкви. Разговаривать с ними никто не стал, а просто предложили сесть в машину и повезли в храм. Там был санитарный день, поэтому без лишних свидетелей комиссия из пяти человек заявила старосте о необходимости сдать ключи от церкви. Сказали, что договор расторгнут (но никакого документа при этом не выдали), и если в пятидневный срок помещение не будет освобождено от инвентаря – храм взорвут. События развивались стремительно. 25 февраля верующих, пришедших на службу, не пустили. Люди стояли у церковных врат и плакали. Антиминс, запасные Дары, чаши и напрестольные кресты в тот же день были перенесены в собор Белая Троица. 26 февраля из-за разнесшихся слухов по городу Успенскую церковь оцепили солдатами, никого не пропускали даже в ограду. Внутри уже хозяйничали комсомольцы, а снаружи на глазах у собравшихся горожан стали разрушать церковное здание. Выстояв даже под перекрестными обстрелами осенью 1941 года, Успенская церковь была взорвана в марте 1964-го. Вскоре после этого члены общины отправили письмо новому Председателю Президиума Верховного Совета СССР тов. Брежневу Л.И. Ответа вновь не дождались. Жалобы от различных категорий граждан (среди них даже были рабочие вагонзавода, не согласные с постройкой детского сада «ввиду антисанитарного положения местности: 2 кладбища, куриный совхоз, загрязненный ручей») шли в различные инстанции до ноября 1964 года, после чего, писать, наверное, отчаялись. Воспользовавшись этим, уполномоченный Шантгай Б.В. отправил в Москву просьбу о снятии Успенской общины с регистрации. «Положительное» решение Совета по делам Русской православной церкви было принято 9 июня 1965 года.

С уважением, Сергей Погорелов