Храм преподобного Серафима Саровского

Тверская и Кашинская епархия

По благословению митрополита
Тверского и Кашинского Саввы

2013-10: Октябрь

25.10.2013. Интервью с настоятелем храма преподобного Серафима Саровского иеромонахом Амвросием (Желябовским) 2013-1027 октября – знаменательная дата жизни нашего прихода. В этот день 2003 года митрополит Тверской и Кашинский Виктор (в то время архиепископ) свершил чин закладки храма в честь преподобного Серафима Саровского на тверской Волыни. Жизнь нашей общины начиналась в составе прихода храма блаженной Ксении Петербуржской (м/р Юность). С января 2012 года наш приход получил статус самостоятельного прихода. Завершая первое десятилетие, приход имеет прекрасный храм, служебные и бытовые помещения, благоустроенную территорию. За всем этим стояла инициатива группы людей, имевших огромное желание возродить православную жизнь в этом исторически значимом уголке Твери. Имена и дела этих людей до сих пор остаются в памяти многих прихожан. Также почти десятилетие назад, 1 июня 2002 года началось пастырское служение иеромонаха Амвросия (Желябовского), настоятеля храма преподобного Серафима Саровского. В преддверии юбилея состоялась беседа с отцом настоятелем иеромонахом Амвросием. – В июне 2012 года Вы, батюшка, будучи председателем Отдела социального служения и церковной благотворительности Тверской епархии, были назначены настоятелем нашего храма. Насколько это назначение было неожиданным для Вас? – Действительно, первые 10 лет пастырское служение я совершал в храме иконы Божией Матери Владимирская в Твери. Затем по велению владыки и по воле Божией я был переведен настоятелем в храм преподобного Серафима Саровского, как в народе говорят, «на повышение». Это было для меня, естественно, неожиданным. За десять лет служения клириком я уже привык к своему положению и не предполагал, что будет такой указ владыки. Конечно, тяжело было принимать настоятельский крест. Дело в том, что когда я был на приходе священником, то мог обсуждать, предлагать, соглашаться или не соглашаться по какому-либо вопросу, но последнее слово было не за мной. Теперь же, когда я стал настоятелем, последнее слово на приходе должно было быть моим. А это большая ответственность. Во-первых, когда принимаешь решение, по какому пути будет развиваться храм, то приходится рассматривать различные направления, затрагивающие кадровые и многие другие вопросы. И здесь, как я понимаю, самое главное и подчас самое трудное – оценивать, как твои решения повлияют на жизнь и внутреннее состояние прихожан. Во-вторых, надо всегда помнить, что не только принимаемые тобой решения, но и твое поведение, отношение к людям сильно сказываются на душевном состоянии прихожан. Люди видят, как ты ко всему относишься, как ты ведешь богослужение, как возносишь молитву Богу. Они не задают тебе те или иные вопросы на службе в храме, а просто смотрят на тебя, приходят домой молятся и делают также, как и ты. Да и не только прихожане. Теперь на приходе у нас, кроме меня, еще четыре священника, и они смотрят, как ведет себя настоятель, как он стоит пред престолом, как он переживает о бессмертной душе своей и о душах священства. И еще одно. За год с небольшим своего служения настоятелем храма преподобного Серафима Саровского я сделал вывод, что нельзя спешить с исполнением на первый взгляд, казалось бы, правильного решения. Надо подождать, еще раз оценить, как это повлияет на жизнь прихода. Поспешность часто приводит к ошибкам, а это не всегда проходит безболезненно. И мне хотелось бы, чтобы меня поправляли, если я что-то говорю или делаю неправильно, т.к. людям со стороны часто виднее, и мы вместе сможем избежать непоправимых ошибок. Я бы был только благодарен за это. И еще раз подчеркну, главное, что полностью сочетается с моим внутренним призванием и пониманием лежащей на мне ответственности, — не ввести людей во искушение, не нанести вред душе человека. – Какими были Ваши первые впечатления после ознакомления с вверенным Вам храмом и от встреч с прихожанами, что Вас порадовало и что огорчило? – Церковь она везде одна, но когда впервые приходишь в храм настоятелем, то первые службы, первое знакомство с приходом – это «розовые очки». Естественно, когда назначают человека на новую должность (с повышением), а тем более настоятелем храма молодого священника, ему кажется, что он может горы свернуть, он думает, что по одному его слову, даже неправильному, люди пойдут за ним. Наверно, и у меня первые ожидания были такими же. Потом, когда уже начинаешь вникать в жизнь прихода, его устройство, сложившиеся традиции, понимаешь, что все не так просто, и эта эйфория уходит, «розовые очки» спадают с носа. Начинаешь все взвешивать и адекватно поступать. В первую очередь, мне понравилась сплоченность прихода, многие прихожане здесь «от первого камня, от первого бревнышка», с первого дня богослужений. Конечно, приход многострадальный – все эти годы проходили в борьбе с силами зла, пережито два пожара. С одной стороны, это печально, т.к. в огне погибал людской труд, созданные, приобретенные или пожертвованные материальные и духовные ценности. И в тоже время, если бы не было первого пожара, то не был бы храм таким, какой он сейчас. И в этом мы видим промысел Божий Мне нравиться очень наш храм, его теплота (он деревянный), а когда свершаешь Божественную Литургию, особенно отрадно, что в храме чувствуешь молитвенную помощь новомучеников, вокруг лежащих. Часто бывает, во время службы получаешь ни с чем несравнимую благодать. Порадовало и то, что, кроме храма, на территории построено два прекрасных благоустроенных дома, в которых разместились все необходимые служебные и бытовые помещения. И, несмотря на то, что приход молодой, за эти годы было сделано очень много. А особую радость, конечно, доставило доброе, благожелательное отношение людей, которые меня встретили. Я им очень благодарен за это и стараюсь отвечать им тем же. – Ваши первые шаги по управлению приходом? Что удалось и что не получилось сделать в первый год служения настоятелем? – Начну с того, что по натуре я не революционер. Я вырос в семье священника, был знаком со многими старыми священниками, которые нас всему учили. И вот запомнил на всю жизнь: в первое время на приходе постарайся ничего не передвигать, не изменять, пусть как оно есть, так и есть. А потом, со временем, думай, как сделать лучше. А в принципе, на момент моего прихода в храм у меня задумок-то больших и не было. Единственное, в тот момент меня удручало то, что не работала воскресная школа. Все остальное меня полностью устраивало. А вот теперь уже второй год в воскресной школе познают азы православия, учатся хоровому пению дошколята и школьники – дети наших прихожан. Это радует. – Как Вы оцениваете свое взаимодействие с активом прихода, прихожанами? – С активом прихода, как мне кажется, у меня взаимоотношения прекрасные. В начале, когда я пришел в храм, то увидел дружность прихода, готовность очень многих прихожан активно участвовать в работах по содержанию и благоукрашению храма. За эти годы сложились определенные традиции в жизни прихода и в богослужении, сформировались определенные пожелания священству: когда и какие молебны служить, когда и какие крестные ходы свершать и многое другое. Я ничего этого не изменял. Мне приятно и я очень рад, что люди активные приходят в храм не только помолиться и уйти (хотя и их тоже не следует осуждать), а предлагают и стараются что-то сделать для храма. И таких людей я поощряю тем, что даю волю к исполнению всех их устремлений во благо, а не как военные говорят, «инициатива наказуема». На приходе и священники, и прихожане часто приходят с различными предложениями, и я стараюсь не давить их инициативу, а дать возможность проявить себя. Но посмотреть, если есть какие-то шероховатости, помочь исправить их, а если человек не понимает, разъяснить и подсказать ему. За это короткое время управления приходом я сделал для себя вывод – надо дать человеку возможность раскрыться, реализовать Богом данные способности к чему-либо и таланты. Иначе получается какая-то «жандармерия» или ни чем не оправданное уничижение людей, воли человека. Ведь сам Господь дает нам право выбора, поэтому по Евангелию настоятель не должен связывать волю человека. И не надо делать поспешных решений. – В качестве председателя одного из отделов Тверской епархии Вам приходилось бывать на праздничных мероприятиях в других приходах. Расскажите, пожалуйста, о практике проведения приходских праздников. – Как правило, каждый юбилей и празднество предваряется богослужением, будь то всенощное бдение, будь то Литургия, молебен или панихида. Но прежде всего – молитва, а затем общение между людьми – прихожанами и гостями праздника, которое может принимать разные формы. Например, праздничный стол, за которым делятся воспоминаниями, обсуждают те или иные вопросы. Или организуют актовый день, когда народ собирается в актовом зале. Здесь идет уже более глубокое документальное, например, с привлечением архивных данных, ознакомление с историей праздника, хронологией важнейших событий, обсуждение, воспоминания. Часто к этим праздничным мероприятиям приурочены выставки, различные благотворительные акции. Таким образом, все происходит по одному шаблону с некоторыми изменениями – по возможностям. Одни могут снять, например, Большой театр и провести там праздничные мероприятия, а другие соберутся числом двое или трое, помолятся вместе, вспомнят, как это было, обсудят планы на будущее и разойдутся. Но еще раз хочу подчеркнуть, что самое главное в любом празднестве, на любом торжестве – молитва, возможность причаститься из одной Чаши. Это самое лучшее воспоминание. Вот и мы свое празднество начнем с всенощной, на следующий день – Божественная Литургия, по завершении которой будет совершен крестный ход вокруг храма. Затем наши малые прихожане из воскресной школы порадуют нас своими выступлениями, поделятся воспоминаниями люди, которые начинали десять лет назад это богоугодное дело. А всем прихожанам дадим возможность пообщаться за чашкой чая. Даст Бог, погода нам не помешает! – Храм находится вблизи спального микрорайона, а количество прихожан на службах невелико. В то же время стало заметным участие в богослужениях молодых родителей с младенцами, приезжающими из других районов Твери. Как Вы думаете, с чем это связано? – Когда я пришел в храм преподобного Серафима Саровского, на службе людей было не очень много – в воскресные дни 40-50 человек, в праздники чуть больше. И что меня всегда удивляло, это большое количество детей среди причастников. Немало их было и на богослужениях. Тем самым, дети притягивают в храм родителей и других взрослых –бабушек, крестных. И я очень рад тому, что к нам в храм едут люди из других микрорайонов. А причина, по-моему, здесь одна – где сердца коснется благодать Святого Духа, там человек и останется. Ведь, например, из центра люди могут ехать не только в наш храм, но и в кафедральный собор, Вознесенский и другие храмы. Все зависит от того, кому что нравится. Одним возвышенное богослужение, величественный храм, прекрасный хор, много священников, частые архиерейские службы. Наш же храм маленький, более спокойная обстановка, хор небольшой 1-2, иногда 3 человека, более-менее умеренная служба. Что человеку по душе, такой храм он и выбирает. Я благодарен Богу, что Господь призывает людей в храм преподобного Серафима Саровского и надеюсь, что впоследствии прихожан на богослужениях будет больше. – Во время восстановления храма после пожара были обретены останки людей, расстрелянных во время репрессий 30-50-х годов. Тогда появилось желание совершения ежедневного молитвенного поминовения убиенных за веру и Отечество, рассматривалась возможность создания на Волынском кладбище мемориального комплекса… Какова судьба этого проекта? – Я слышал от прихожан об инициативе создания на Волыни мемориального комплекса с включением в него нашего храма, об обращении в 2005 году в администрацию города и о разработке в 2009 году эскизного проекта комплекса группой московских архитекторов. Где находятся эти материалы и в каком они состоянии, ничего сказать не могу. Конечно, хотелось бы осуществить этот замысел, но – как время покажет, как владыка скажет. Будет время, будут финансы, тогда и решать нужно. Самое главное – найти людей, готовых взяться за это дело, и не менее важное – наличие финансирования, которого, к сожалению пока нет. А пока есть более приземленные предложения – поставить на территории храма часовню–памятник новомученикам и тем самым дать людям возможность ежедневного их поминовения. – Какие у Вас, как у настоятеля, планы по оживлению духовной жизни прихода и окормляемой территории? – Самые большие у меня планы и озабоченность, как у настоятеля, не растерять тех людей, которые есть. И это самое главное. А далее – привлечь молодежь, активизировав и расширив направления деятельности воскресной школы, развернуть социальное служение на приходе, различные молодежные движения. Но еще раз хочу подчеркнуть, что самое главное – не растерять людей, которые сегодня находятся в лоне Русской Православной Церкви, являющихся прихожанами нашего храма. Печально, когда люди уходят и становятся либо безбожниками, либо, что еще хуже, попадают под влияние различных сект. Очень хотелось бы, чтобы и дети, которые сейчас посещают воскресную школу, а их около 30 человек, остались в Православной Церкви, чтобы они стали христианами не только словом, но и делами. В этом я вижу свою главную заботу и ответственность.

17.10.2013. Беседовал с отцом настоятелем Преображенский Александр Сергеевич, фотограф храма, в подготовке материалов к публикации раскрывший в себе еще один талант. Помогай, Господи!

  Назад к списку